Архитектура постмодернизма в России

13.09.2021

Постмодернизм — направление в мировой архитектуре, возникшее во 2-й половине 1960-х годов, как реакция на идеологию модернизма. Приверженцы постмодернизма опирались на традицию, а рациональности модернизма противопоставляли внимание к эмоциональному воздействию архитектуры. Для постмодернизма характерны внимание к контексту, стилевой плюрализм (доходивший до радикальных форм), историзм, учёт мнения заказчика и публики. Работы постмодернистов отличались игровым началом, иронией, театральностью, а также использованием метафор и символов.

Идеология постмодернизма возникла в архитектуре СССР во второй половине 1960-х годов, но в практику стилистические приёмы нового направления вошли только со второй половины 1970-х годов. Искусственное торможение развития советской архитектуры, ограниченное рамками модернизма, привело к тому, что постмодернизм достиг расцвета в постсоветский период, в архитектуре России 1990-х годов, когда за рубежом мода на него уже прошла.

Постмодернизм в архитектуре СССР

Появление идеологии постмодернизма в советской архитектуре датируют серединой 1960-х годов. В этот период появляются сомнения в полезности установившейся к рубежу 1950—1960-х годов монополии техницизма в архитектуре. Толчок процессу дала тема охраны памятников — принятие Венецианской хартии и учреждение Международного совета ЮНЕСКО по охране памятников и исторических мест ИКОМОС, — нашедшая отражение в профессиональной печати и положившая начало критики советского модернизма, функционального зонирования, типового проектирования. В архитектурной мысли центральной проблемой становится художественно-эстетическая проблематика: возникают новые термины — «средовое проектирование», «экологический подход», «социально-культурный фактор» и др.

Новый музейный комплекс музея-заповедника Горки Ленинские (арх. Л. Н. Павлов, Л. Ю. Гончар) — один из первых образцов постмодернизма в советской архитектуре

Новые веяния долгое время не находили отражения в практике. Только со второй половины 1970-х годов происходит трансформация принципов формообразования, обогащение художественного языка, расширение палитры выразительных средств (вплоть до использования исторических мотивов и деталей), появляется использование ассоциаций и аллюзий. На это время пришлось формирование стилевых признаков советского постмодернизма и возникновение контекстуального проектирования, ставившего цель органично вписать здание в среду. Характерное для постмодернизма обращение к историзму (классицизму) нашло отражение в проекте музея В. И. Ленина в Горках (1974—1980, арх. Л. Н. Павлов, Л. Ю. Гончар); к игровой архитектуре — в проекте перестройки кукольного театра в Воронеже (1984, арх. Н. С. Тополев, В. Г. Фролов); к региональной архитектуре — в проекте восточной бани «Хамом» в Ташкенте (1971—1980, арх. А. С. Косинский и другие).

Способствовало процессу и изменение в конце 1960-х годов политики СССР в архитектурно-строительном деле. В партийно-правительственных постановлениях были подвергнуты критике «монотонность и однообразие застройки». Архитекторы достаточно быстро отреагировали на «замечания» партийных руководителей, возникли идеи «возродить на новых основах специфические черты архитектуры городов» и «найти современные средства выражения национального характера архитектуры народов России». Решением этих задач советская архитектура в целом занималась в 1970—1980-е годы. В этот же период произошёл всплеск интереса к национальному в архитектуроведческой литературе. В традициях русского зодчества возводят туристический комплекс в Суздале (1970), здание Дворца бракосочетаний на площади Революции в Белгороде (1980) и другие здания. Возникает интерес к архитектуре народов и народностей СССР: здание Дворца молодёжи в Ереване (1977), Музыкальный театр в Кызыле (1979), Дом Советов в Махачкале (1981). Использование принципа историзма явно прослеживалось в новом здании МХАТа на Тверском бульваре в Москве (1972).

Помимо историзма, традиционализма и обращения к местным традициям в советской архитектуре 1970—1980-х годов можно было обнаружить практически все перечисленные Чарльзом Дженкинсом черты постмодернизма: прямое воспроизведение (реконструкция Арбата в Москве в 1985 году и реконструкция Нижнего Пресненского моста в Москве в 1986 году); адхокизм; партисипацию (при строительстве жилых домов в Ленинграде в 1980-х годах стали практиковать оборудование квартир по заказам жильцов); метафоричность (Центр парусного спорта и здание Дворца культуры и спорта в Таллине 1980 года, проект здания цветочного магазина «Тюльпан» в Набережных Челнах 1984 года).

В 1980-х годах появляется новое поколение зодчих, работы которых были отмечены большой творческой свободой. Среди них: Александр Асадов, Михаил Хазанов, Александр Бродский, Илья Уткин, Михаил Белов, Михаил Крихели. Тем не менее, творческие поиски в архитектуре в направлении постмодернизма в тот период подвергались жёсткому прессингу, как административному, так и среди ортодоксально мысливших коллег-проектировщиков. Критике и административному давлению подверглись авторы проектов детского сада в переулке Джамбула в Ленинграде (1984, арх. С. П. Шмаков) и реконструкции кинотеатра «Победа» в Ростове-на-Дону (1982—1983, арх. Е. И. Миронов). В МАрхИ ставили неудовлетворительные оценки проектам, выполненным в постмодернистской стилистике. Догматизм в стилистической сфере обусловил и первоначальную волну гонений на «бумажную архитектуру» конца 1970—1980-х годов.

Результатом сложившейся ситуации стал искусственный процесс торможения развития советской архитектуры, её запаздыванию по сравнению с архитектурой Запада. Если за рубежом архитектура постмодернизма вышла из моды к концу 1980-х годов, то в России её расцвет пришёлся на 90-е годы XX века.

Постмодернизм в архитектуре России

Говоря об архитектуре России, исследователи выделяют три фазы развития постмодернизма:

  • Возникновение — конец 1980-х — начало 1990-х годов;
  • Расцвет — середина и конец 1990-х годов;
  • Закат — начало 2000-х годов.

В период перестройки и в постсоветский период архитекторы видели в зарубежной архитектуре вариант противодействия утвердившемуся с 1960-х годов технологизму, порождённому массовой типизацией и стандартизацией в строительстве. С исчезновением коммунистической политики и идеологии, наступила эстетика историзма. Архитекторы восприняли такой поворот с энтузиазмом: постмодернизм быстро распространился по России из столиц в провинцию, где прочно вошёл в практику, что подтверждается его существованием и в 2010-е годы в виде немногочисленных произведений на фоне вошедшего в моду неомодернизма.

В постсоветский период постмодернистский историзм приобрёл яро выраженные черты стилизации. Характерными примерами выступали жилой дом «Опера хаус» на улице Остоженка, 25 (1994—2001) и построенный в стиле Антонио Гауди жилой дом на углу Остоженки и Сеченовского переулка в Москве. Популярность приобрело цитирование исторических мотивов в подчёркнуто современных постройках, как например в частных жилых домах в Славенском конце в Новгороде.

Широкое распространение в 1990-е годы приобрело прямое воспроизведение, принимавшее форму «копий-новоделов», рассматривавшаяся как экономически более целесообразный вариант, чем сложная реставрация подлинников. Яркие примеры — новодел в Столешниковском переулке, 12 в Москве, построенный на месте снесённого в 1997 году здания XVIII века; новодел 2006 года на Страстном бульваре, 9, заменивший дом А. В. Сухово-Кобылина 1820 года постройки. Самый известный пример такого подхода — воссоздание в 1995—2000 годах Храма Христа Спасителя по проекту Михаила Посохина, Алексея Денисова и др. Возведённый новодел имел мало общего с историческим зданием.

Особенности русского постмодернизма

  • Формализм

Архитектуру постмодернизма в России называют новой эклектикой, которая подобно эклектике XIX века предоставила архитекторам свободу выбора исторических эпох, стилей и культур. Если на западный постмодернизм большое влияние оказали теоретические и философские концепции (деконструкции, метафоричности литературного языка, цитатного контекста, теории символов, пародии), то в России была воспринята только внешняя форма конструкций и декора. В русской архитектуре практически отсутствовали постройки, характеризовавшиеся метафоричностью и пародийностью.

  • Ориентированность на модерн

Российские архитекторы при многообразии творческих поисков в большинстве случаев обращались к стилистике модерна рубежа XIX — XX веков, воспринимая его как наиболее выразительный пример синтеза нового и исторического. Такая направленность привела к возникновению неомодерна, а позже и нового неоклассицизма.

  • Театральность

Характерной чертой русского постмодернизма была театрализация среды: на современные архитектурные формы накладывались театральные декорации в виде внешнего декора. Театральность позволяла архитекторам использовать любые исторические стили и произвольно соединять их воедино, создавая гибридную архитектуру, а также адаптировать современные здания к контексту и изучать историю.

  • Средовой подход

Термин «средовой подход» вошёл в русскую архитектурную практику в конце 1970-х годов и обозначал метод в проектировании, в котором приоритет отводился факторам окружающего пространства — культурно-историческому подтексту. Со временем термин стал употребляться в нормативно-правовых документах, регулирующих архитектурную деятельность. Первоначально средовой подход бытовал в области архитектурной теории и отражал осознание необходимости учёта визуального и эмоционального влияния вновь возводимых объектов в исторической части города. По мере того, как накапливался негативный опыт строительства современных модернистских зданий, безразличных к окружению, появилось осознание, что такой подход может окончательно уничтожить архитектурную среду исторических городов (яркий пример — строительство Нового Арбата в Москве). В архитектуре рождается новое направление, направленное на сохранение историко-архитектурной среды.

Параллельно в зарубежной архитектуре стали воплощаться теоретические принципы «контекстуализма». Европейский «контекстуализм» и советский/российский «средовой подход» — родственные понятия, имеющие много общего, так как преследовали схожую цель. Тем не менее, существовали и существенные различия:

  • Методы. В странах Запада «контекстуализм» предполагал свободное участие потребителя в проектировании. В СССР средовой метод реализовывался в рамках административно-командного управления всеми процессами.
  • Различие в трактовках понятия «городской среды», как объекта приложения метода. Александр Раппопорт считал, что средовой подход — часть глобальной культурной тенденции, направленной на сохранение историко-культурной среды. Вторая точка зрения сводится к пониманию «контекстуализма» как просто стилистического течения в архитектуре постмодернизма, направленного на визуальное соотнесение нового объекта с окружающей застройкой и средой.

Основателем доктрины российского «средового подхода» считают Алексея Гутнова, сторонника концепции пешеходных улиц в центрах городов, под руководством которого был реализован проект реконструкции Арбата в пешеходную улицу. С начала 1990-х годов метод средового подхода гармонично встроился в стилистику российского постмодернизма, став частью постмодернистской проектной культуры.

Направления постмодернизма

Общие шесть направлений постмодернистской архитектуры выявил исследователь Чарльз Дженкс. В России наибольшее распространение получили три из них: историзм, частичный историзм и контекстуализм.

  • Историзм

Постмодернистский историзм с одной стороны использовал в своём художественном языке знаки, отсылавшие к историческим образцам. С другой стороны, отличался театрализацией и игровыми элементами. Данное направление было характерно тем, что появлялись «здания-копии», претендовавшие на воссоздание образцов прошлого. Характерными примерами направления стали: гостиница на площади Островского в Санкт-Петербурге (2002—2008, арх. Е. Л. Герасимов), жилой комплекс «Триумф-Палас» в Москве (2003, арх. С. Б. Ткаченко).

  • Частичный историзм, или полуисторизм

Данное направление не ставил целью точное воспроизведение какого-либо исторического образца. В нём использовались либо отдельные цитаты из прошлого, либо свободные вариации на тему исторической архитектуры. Характерные примеры направления: комплекс Международного культурного центра «Красные холмы» в Москве (арх. Ю. П. Гнедовский, В. Д. Красильников), комплекс зданий квартала 130 в Центральном районе Санкт-Петербурга (2004, арх. М. А. Мамошин).

  • Контекстуализм

Данное направление заключалось в визуальном (стилистическом, цветовом, масштабном) соотнесении объекта с окружающей застройкой и средой в целом. Характерные примеры контекстуализма: жилой дом в неомодерне на улице Профессора Попова, 27 в Санкт-Петербурге (2002, арх. А. А. Столярчук), здание гостиницы «Тверская» в Москве (1995—1997, арх. А. Локтев).

Критика

Российский вариант постмодернизма критиковался за отсутствие содержательности, подмену творческой работы вычурностью. Алексей Комеч считал, что под российским постмодернизмом следует понимать скорее свободу «комбинирования форм любой эпохи и любого стиля на основе высоких технологий», когда «цельность замысла, его функциональная обусловленность, красота общего пространственного решения заменяются дорогими облицовочными материалами или вычурными декоративными структурами: башенками, шатрами, пустыми пирамидами, ложными консолями и прочее».

Радикальная форма постмодернизма в архитектуре Москвы, получившая название лужковский стиль, критикуется за китчевость, пошлость, неуместность в архитектурной среде города.