Ложь, наглая ложь и статистика

20.02.2021

«Ложь, наглая ложь и статистика» (полный вариант: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика», англ. There are three kinds of lies: lies, damned lies, and statistics) — крылатое выражение, наиболее известная (и одна из лучших) критика прикладной статистики.

Происхождение

Выражение получило известность благодаря Марку Твену, который в публикации «Главы моей автобиографии» в журнале «Североамериканское обозрение» 5 июля 1907 года приписал его премьер-министру Великобритании Бенджамину Дизраэли:

Цифры обманчивы, особенно когда я сам ими занимаюсь; по этому поводу справедливо высказывание, приписываемое Дизраэли: «Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика».

— Марк Твен, 5 июля 1907

Этой фразы нет в работах Дизраэли, и она не была широко известна ни при жизни политика, ни вскоре после смерти. В 2012 году математический факультет Йоркского университета приписал авторство Чарльзу Дильку (1843—1911). Помимо Дизраэли и Дилька, высказывание приписывали журналисту и политику Генри Лабушеру (1831—1912) и (ошибочно) самому Марку Твену.

В 1964 году К. Уайт (англ. Colin White) предположил авторство Франсуа Мажанди (1783—1855), который сказал фразу по-французски: фр. Ainsi l’altération de la vérité qui se manifeste déjà sous la forme progressive du mensonge et du parjure, nous offre-t-elle au superlatif, la statistique («Модификация правды, которая проявляется в сравнительной степени неправды и лжесвидетельства, имеет и суперлатив, статистику»). По словам Уайта, «мир нуждался в этой фразе, и несколько человек могли бы гордиться, придумав её».

Интерес Марка Твена к статистике

Марк Твен упомянул ложь и статистику в автобиографии, обсуждая свою производительность как писателя (измеряемую в словах в час). Обнаружив, что в среднем он пишет столь же быстро, как и за 36 лет до того, он счёл нужным сопроводить эти сведения шуткой о цифрах, которые подводят его, особенно когда он их сам собирает. Интерес Твена к статистике проявлялся и в другие моменты его жизни. Так, во время интервью с Киплингом, он упомянул, что его не интересует художественная литература, он любит читать о разнообразных фактах и статистике. Киплинг был настолько удивлён, что позже прокомментировал, что так и не понял, всерьёз ли Твен говорил во время интервью. В своей книге «Жизнь на Миссисипи» Твен демонстрирует возможности неаккуратной экстраполяции данных: